О субъективной оценке звучания

Полагаю, ни для кого не является секретом, что так называемая «концепция субъективной экспертной оценки» аудиоаппаратуры стала в наши дни, фактически, единственно «разрешенной» и воспринимаемой в обществе. Если вы вдруг считаете, что это не так, откройте любое периодическое издание из имеющихся в продаже на лотках (Stereo & Video, Салон АВ, Аудиомагазин, ДВД-Эксперт, What Hi-Fi) и пролистайте от начала до конца. Вы без труда убедитесь, что любое такое издание на 40% состоит из пресловутых «экспертных оценок», на 30% — из прямой рекламы, на 15% — из бестолковых материалов вроде репортажей с выставок или интервью с маргиналами (например, с владельцами-идеологами фирм, впаривающими нам свои отходы), на 10% — из восхваления всевозможных кабелей (да-да, этому дерьму теперь специально отводят целые пачки страниц!) и лишь на 5% — из более или менее полезных статей, объективных тестов или интервью с действительно интересными людьми. За точность процентной раскладки я, конечно, поручиться не могу, но масштаб с пропорциями примерно соблюдены. В любом случае, реально полезной и мало-мальски ценной информации всегда — кот наплакал.

О субъективной оценке звучания

Как уже говорилось, всевозможные печатные масс-издания, так или иначе посвященные теме «Аудио», в буквальном смысле кишат субъективными оценками аудиоаппаратуры, которые фабрикуются (да-да, именно фабрикуются) людьми, именующими себя не иначе как «эксперты», никак не меньше. В принципе «путь эксперта» известен: в самом начале капиталистической интервенции в нашу страну такие люди назывались по-западному «менеджерами», потом Трудовой Кодекс потребовал «русификации» и вывеску «менеджер» сменили на «специалист» или «ведущий специалист» (эквивалент «старшего менеджера»), ну а от «специалиста» до «эксперта» так и вообще рукой подать.

Что же представляет собой типовая «экспертная» оценка? Типовая «экспертная» оценка состоит примерно из следующих разделов (везде по-разному, конечно, но смысл не меняется):

  • представление «скакуна» (ну, типа, кто такой, откуда родом, где служил и т.д.)
  • словесное описание внешнего вида (долго, много и нудно)
  • система, в составе которой проводилось «тестирование»
  • впечатления «эксперта» от прослушивания музыки
  • резюме (эякуляция).

Зачем нужно вводное слово, еще можно понять — не все знают ту или иную фирму, так что представление производителя хотя бы вкратце, конечно, необходимо. Подробное же обмусоливание внешнего вида с подробным описанием материалов и технологий, использованных при изготовлении корпуса (мрамор, гранит, красное дерево, золото, платина) а также формы и расположения ручек с разъемами и дисплеями, я лично иначе как стремлением выделить у читателя рефлекторную слюну объяснить не могу. Перечисление же комплектации системы, в составе которой проводилось прослушивание, это вообще — святое. Ну, а с впечатлениями «эксперта», сопровождаемыми бурным семяизвержением, все и так понятно, без комментариев.

О субъективной оценке звучания

Не находите, что все это сильно напоминает изложение на бумаге своих впечатлений от посещения публичного дома, полученных, кроме всего прочего, после доброй порции ганджубаса?

В таких «экспертных оценках» вы никогда не увидите ни слова о реальных технических параметрах изделия, поскольку центральным стержнем, на котором построена вся идеология субъективизма, является мнение (к тому, что такое «мнение», и каковая его ценность, мы еще вернемся) которое гласит, что технические параметры не имеют никакого отношения к субъективно воспринимаемому качеству звучания. В действительности нет ничего более далекого от правды — дело обстоит с точностью до наоборот, но об этом позднее.

Особенно удручающим является то, что даже реальные специалисты от аудио, пишущие и издающие свои книги (в маргинальных журналах они обычно печататься гнушаются), вынуждены идти на поводу у существующего тренда и окроплять свои немногочисленные, по сути, объективные книги и публикации семенем субъективизма. Так, например, известный разработчик усилителей Данилов пишет в своей книге «Прецизионные усилители низкой частоты»:

«…автор попытается на основе субъективного опыта восприятия звука и объективных результатов научных исследований предположить наличие взаимосвязи между некоторыми характеристиками звеньев современного тракта качественного звуковоспроизведения и достоверностью воссоздания звукового образа…»

Что значит «попытается»? Что значит «предположить»? Это все, на что способен автор после 30 (или скольких там?) лет работы — попытаться предположить? А как же лучший в мире усилитель? В этом, правда, у автора никаких сомнений не возникает (см. ниже).

От внимательного читателя не может укрыться, что красной нитью в трудах таких специалистов, как правило, проходит «продвижение» и «рекламирование» собственного товара на фоне «живописания» картин низкопробности и запущенности достижений всех остальных. Цитирую:

«…Что же в остатке? Полупроводниковый усилитель с глубокой ООС и разомкнутой АЧХ, оптимизированной для импульсных сигналов. Как оказалось, только он может обеспечить достоверность. Автор разработал такой усилитель в 1984 г. и позже в 1988 г. назвал его УМВТ84 (усилитель мощности высокой точности, год разработки 1984). Прошедшие годы подтвердили, что совершенство его структуры обеспечивает неприхотливость к элементной базе, большой запас по характеристикам и возможность модернизации. Автор не смог бы даже подобраться к проблеме достоверности, не имея возможности сравнивать другие усилители мощности с таким эталоном…»

«…Вряд ли в ближайшем будущем произойдет значительный прогресс в проектировании «классических» усилителей и будет предложено что-то более совершенное, чем УМЗЧ с параллельным каналом усиления…»

В принципе, в рекламе себя и своего товара нет ничего плохого или зазорного — это делают все без исключения. Только не надо при этом других держать за дураков.

Точно также как в мире не существует какого-то одного самого лучшего автомобиля, пылесоса, утюга, холодильника и т.д. точно также в мире не существует самого лучшего усилителя из всех.

Даже если фамилия его создателя — Данилов.

А вот другая порция субъективизма из книги, претендующей на объективность:

«…чтобы разработать прибор, прозрачный для сигнала любого звукоснимателя при воспроизведении любой грампластинки (из попадавших в мое распоряжение), автору понадобились не один год прослушиваний, осмысления услышанного и применение результатов профессиональной деятельности в области электроники и измерительной техники. Без такого предусилителя-корректора автор не сумел бы разобраться в нюансах работы различных звукоснимателей, поскольку стимулом для исследований всегда являлся получаемый звук…»

Пафос и самолюбование бьют через край. А самое главное — присутствует так любимая субъективистами «наживка» в виде «долгих лет прослушивания» (пресловутый бесценный «опыт», который не купишь за деньги) и «получаемого звука» (от этого пассажа лохи цепенеют, как от взгляда кобры). Очень хотелось бы пригласить профессора Данилова на столь уважаемое им же самим слепое тестирование (см. ниже) и попросить отличить свой фонокорректор от любого другого. Жаль только он не придет…

О субъективной оценке звучания

Более того, практически все подобные специалисты буквально помешаны на «мании коммерции», если можно так выразиться. В любом, даже самом невинном, но положительном отзыве о каком бы то ни было аудио-изделии, кроме их собственного, им мерещится ангажемент и стремление «впарить». А они, разумеется, бессребреники… В принципе, это где-то можно понять, но нельзя же доводить дело до паранойи. Снова процитирую:

«…Много лет назад, когда создавался стандарт DIN 45500, немецкие инженеры смогли определить минимальные требования к техническим характеристикам тракта так называемой «высокой верности» (High Fidelity) воспроизведения. С тех пор миллионы звучащих устройств обзавелись таинственной надписью «Hi-Fi», указывающей на принадлежность к некоей элитной группе. Что, естественно, подразумевало дополнительные затраты на их приобретение…»

Бирка «Хай-Фай» — признак принадлежности к элитной группе? Бирка «Хай-Фай» — лишние 10-30% в цене? Да «аффтар жжот», как сейчас модно говорить в сети. И вот лишнее тому подтверждение:

«…Профессиональная аппаратура, с которой автору приходилось иметь дело, редко представляла собой безукоризненные образцы схемотехнической реализации и бескомпромиссного звука. Когда весьма известная японская фирма заявляет в рекламном буклете, что некоторые из ее профессиональных наработок «украшают» старшие модели бытового модельного ряда, — вспоминается невыразительный звук проигрывателя компакт-дисков, используемого многими московскими радиостанциями…»

Очевидно, автор искренне полагает, что специалист в мире есть только один — Данилов А. А. И только он один знает, как правильно проектировать аппаратуру. Ну, а японские концерны с более чем 60-ти летней (а у каких-то и вовсе вековой) историей за плечами (Pioneer — 1938, JVC — 1926, Panasonic — 1918, Sharp — 1912, Sony — 1946, Toshiba — 1875, Yamaha — 1887, Matsushita — 1918) так это вообще — все как один, артель «Напрасный Труд». Ведь автор даже через радиоточку определяет «невыразительность» звука японского проигрывателя! Ну, а сам термин «невыразительный звук ПКД» я оставлю вообще без комментариев. Инженер, полагающий, что ПКД должен звучать «выразительно» напоминает монаха из анекдота, заправлявшего рясу в трусы и завершавшего молитву не «Аминь», а «Пиздец».

Далее автор пишет, а точнее снова «жжот»:

«…Тем не менее профессиональная звуковая аппаратура разрабатывается и изготавливается, как правило, более грамотно, чем аппаратура условной категории Hi-End. Другое дело, что в ней иногда — в угоду сверхнадежности и производительности, — приносится в жертву сам звук…»

Слезы наворачиваются на глаза от благодарности Андрею Александровичу за то, что он увидел-таки хоть что-то хорошее в профессиональной аппаратуре. Правда сентенция насчет «принесения звука в жертву», от которой, как известно, лохи в буквальном смысле цепенеют и лишаются дара речи, иссушает слезы буквально таки паяльной лампой. Так и встает перед глазами эдакий «звук», павший жертвой фашистских оккупантов.

Раз уж мы начали цитировать профессора Данилова, придется забежать немного вперед и сказать два слова об АС, которым, собственно и будет посвящена значительная часть этой статьи:

«…Мало кто из разработчиков АС, кроме Джима Тиля (Thiel Audio), обращал внимание на фазовые характеристики. Коаксиальные громкоговорители Таппоу (Dual Concentric) и КЕF (Uni-Q) решили значительную часть проблемы когерентности излучения. Выровняв результирующую фазовую характеристику своих АС в пределах ±5 градусов за счет высочайшего качества изготовления электроакустических преобразователей и тщательной настройки кроссовера, Джим Тиль практически завершил решение этой проблемы для АС с электродинамическими головками. Высшей похвалой для акустики Тиля является то, что фантазеры ругают ее звук за «сухость» и «нейтральность», при любых уровнях звукового давления…»

Восхваляя изделия Джима Тиля, профессор Данилов как бы не замечает достаточно жутких АЧХ, присущих практически всем АС указанного производителя. О какой нейтральности может вообще идти речь, если неравномерность даже осевой АЧХ типовой АС Тиля превышает ±5дБ?? Видимо, Данилова это нисколько не смущает и восприятию тонального баланса не мешает. Мало того, что практика слепых прослушиваний (огромная работа в этом направлении проведена Floyd E. Toole) показывает, что какая-либо связь между фазолинейностью АС и предпочтением их именно в этой связи слушателем отсутствует, так еще, к великому сожалению профессора, фазолинейность никоим образом не спасает от окрашивания звучания, вызываемого жутким тембральным (или частотным) балансом, или высокими уровнями нелинейных искажений. Так что уж не знаю, за что там, со слов профессора, ругают акустику Тиля фантазеры, но за что ее любит маэстро Данилов непонятно совершенно — ни высокой верностью, ни достоверностью (тов. Данилов видит между этими понятиями большую разницу!) там и не пахнет. Ни при каких уровнях звукового давления.

Ну, и наконец, божье откровение апостола Данилова:

«…Другую крайность воззрений на достоверность звукопередачи представляют так называемые «технократы», полагающие, что подробная сводка параметров аппарата вполне заменяет его прослушивание. При этом большинство «технократов» страдают тем же недугом, что и «фантазеры», но объясняют симптомы процентами, децибелами и килогерцами…»

В своем эпохальном высказывании Андрей Александрович напоминает хирурга, который после коронарного шунтирования говорит пациенту: «Я сделал что мог, но хорошо бы вам еще показаться какому-нибудь филлипинскому хилеру».

И что же в финале?

«…Только годы накопления наблюдений могут помочь пусть не ответить, но задуматься над этими и другими вопросами…»

Короче говоря, кто о чем, а вшивый о бане. Начали за здравие, кончили за упокой — звук, вечность и непознанное.

Другой «специалист», правда уже давно отъехавший в Туманный Альбион, сэр Алексей Никитин, можно сказать, так и вовсе являет собой живое воплощение всей лжи и дезинформации, которая только существует в аудио. Обсуждать этого типа подробно нет никакого смысла, поскольку, в отличие от Данилова, буквально каждое его слово — профанация, ложь и демагогия.

Впрочем, нам пора вернуться к субъективным «экспертным» оценкам. Как вообще все зашло туда, где оно находится сейчас? Откуда вообще появилась религия «хаенд»? Если вкратце, то история такова.

После второй мировой войны сектор домашнего аудио постоянно совершенствовался. Причем совершенствовалось все: как носители информации — грампластинка, магнитофонная лента (ничего другого тогда не было и в помине) — так и, собственно, техника звуковоспроизведения (проигрыватели винила, кассетные деки, усилители и акустические системы). Вскоре появился и сам принцип «стерео» (см. лекции Floyd E. Toole). Причем особое положение в этом секторе рынка заняла именно Япония.

При достаточно низком общем уровне развития техники (что неизбежно на начальном этапе развития чего угодно) даже сравнительно небольшое улучшение параметров дает значительное (заметное даже на слух!) повышения качества звучания. Но, еще раз подчеркну, это при сравнительно низком уровне техники как таковой.

В таких условиях конкурентная борьба закономерно привела к «гонке параметров» — это происходит в любой развивающейся отрасли. Одновременно проводились обширные исследования заметности различных параметров и искажений на слух. Как уже говорилось, немецкий стандарт DIN 4550 определял лишь минимальные требования к Hi-Fi аппаратуре. Очевидно, требования эти были довольно щадящими и легко превосходились. В результате «гонки параметров» были достигнуты такие производственные высоты, дальнейшее улучшение которых уже совершенно не оказывало какого-либо влияния на качество звучания. Таким образом, потолок был достигнут — вся аппаратура выше определенного уровня звучала одинаково. И при этом одинаково превосходно! Казалось бы, вот оно счастье. Но не тут-то было. Одинаковость аппаратуры означала конец продаж. Массовых продаж.

В 80-е годы вся отрасль аудиоаппаратуры как таковой переживала кризис. Были годы, когда фирмы-производители аудио-электроники вообще не показывали прибыли! С появлением компакт-диска многие «аналоговые» фирмы так вообще разорились.

Однако всегда существовало несколько категорий людей – относительно малочисленных, но при деньгах, — которые склонны приобретать дорогие и очень дорогие вещи:

  1. Покупатели, типа, «самого лучшего». «Самое лучшее», естественно — самое дорогое. Дешевые вещи они не будут покупать в принципе — «перфекционисты», понимаете ли…
  2. Больные или просто легко внушаемые люди. Они все время стремятся улучшать свою аппаратуру, якобы стремясь к совершенству. А если параметры и так уже абсолютны, то как же дальше совершенствоваться?
  3. Ценители «ручной работы» (параллель с онанизмом вполне уместна) — фактически, родственный вид первой категории. А как среди массовой продукции выбрать что-то неповторимое?

Выход из тупика был найден в лице high-end. Собственно, дорогие изделия существовали всегда. Просто теперь их существование, наконец, получило свое идеологическое обоснование. Эта идеология была призвана удовлетворить вкусы всех трех вышеперечисленных групп покупателей. Для первой появились усилители мощностью в несколько Ватт и ценой в десятки и даже сотни тысяч долларов. Для второй — возможность апгрейда, т.е. замены обычных разъемов на золотые, медных проводов на серебряные, обычных конденсаторов на аудиофильские и так далее до бесконечности. Для удовлетворения потребностей третьей категории появились сотни мелких фирм, которые «на коленке» клепают монстров с толстенными передними панелями из дюралюминия, а лучше из мрамора, гранита или лунного камня. При том, что в год таких изделий продается от силы несколько штук, вероятность для счастливого обладателя такой штуки встретить себе подобного близка к нулю, т.е. критерий штучности, можно сказать, соблюден.

В категорию high-end, т.е. проще говоря, дорогую и очень дорогую, были принудительно переведены отмиравшие в то время виниловые вертушки и давно почившие лампы. Совсем не удалось реанимировать лишь катушечные магнитофоны и лишь в очень небольшой, «полуобморочной» степени кассетные деки. Но это, скорее, было обусловлено грядущим и бесповоротным прекращением производства соответствующих носителей. В результате такой трансформации головка звукоснимателя виниловой вертушки ценой в пару десятков долларов стала стоить несколько сотен и, разумеется, появились экземпляры и за несколько тысяч.

Аналогичная история с лампами. Советская лампа ценой единицы рублей нашла спрос на западе и стала стоить десятки долларов. Но необходимо было производить и high-end аппаратуру всех других типов, которые благополучно существовали и без этого. Трудно заставить владельца хорошего пятисотдолларового ПКД купить «чуть лучший» за 5.000! Но как-то надо же!

Для этого и была придумана идеология high-end. Идеология сродни религии, а религия требует веры, а не знаний. Религия — это тайна. В нашем случае — тайна создания аппаратуры. И никаких параметров! Как можно измерить святое?! Религия — это священные атрибуты — тяжелые корпуса, лампы и трансформаторы с серебряными проводами. Религия — это также учение. Субъективистский подход — часть учения. Мифы — часть учения. Вот так вот взамен объективных параметров и появились мифы.

Основным и единственным методом оценки аппаратуры субъективисты считают прослушивание. Ну и что, ведь аудио аппаратура для этого и предназначена!? — может воскликнуть читатель. Проблема в том, что здесь действуют два фактора: (само)внушение и неверные методики. Начнем со второго. Любому инженеру, знакомому с техникой эксперимента, должно быть понятно, что прослушивания могут быть только слепыми. Внешний вид Марка Левинсона или Halcro за $50.000 (или сколько там стоит эта дрянь?) парализует зрителя и об объективности не может быть и речи.

Какая объективность, если прослушивания субъективны!? — воскликнет читатель. А простая!

Результаты обязаны быть повторяемыми и воспроизводимыми.

Внушаемость «эксперта» — так называемого слухача — проявляется и в преклонении перед названиями фирм, и в следовании стереотипам. Такие «эксперты» легко расскажут вам, например, что один ПКД отличается от другого акцентуацией высоких частот при том, что объективно эта «акцентуация» составляет 0.1 дБ! Нельзя заметить слухом искажения частотной характеристики не только в 0.1дБ, но даже в 0.5дБ. Частотные характеристики акустических систем в подавляющем большинстве случаев имеют неравномерность более ±3 дБ, а комната добавляет кучу острых резонансов — заметить при этом различие в 0.1 дБ нельзя принципиально, что бы вам там не рассказывали про «другой характер заметности». Непреложный факт: чем больше такой «эксперт» рассказывает вам о куче характеристик звучания и придумывает терминов для их описания, тем меньшей компетентностью он обладает.

Пример из истории: когда однажды известный иллюзионист предложил разоблачить любое «чудо» магов или церковников, желающих подтвердить подлинность своих чудес не нашлось. В реальности подавляющее большинство «экспертов», не зная вообще, какие модели они прослушивают, не способны отличить, например, усилитель одной фирмы от другой.

В качестве бытового принципа жизни субъективизм является хорошей и понятной позицией. Однако в то время как другие области электроники успешно развивались, и продолжают развиваться на основе научных принципов и соответствующих инженерных методов (например, компьютерная техника), индустрия потребительского аудио мучительно бьется в конвульсиях субъективизма.

Субъективисты — подобно политикам — оперируют понятиями, а не физическими законами, вследствие чего их позиция вызывает немедленный конфликт с любым объективно высококлассным звучанием, так как противоречит их иллюзорным, надуманным представлениям о качестве звучания. Будучи абсолютно лишенными устойчивого внутреннего эталона звука, они инстинктивно стремятся к субъективно приятному для них в данный момент звучанию, а потому в своих «исканиях» они практически всегда мечутся как вонь в кальсонах.

Субъективисты практически полностью отрицают объективные измерения характеристик аппаратуры в пользу исключительно субъективных впечатлений. В лучшем случае отдельные субъективисты с натугой могут пойти на уступку из серии «измерения могут лишь помочь отсеять явный кал, а дальше все равно надо слушать». В реальности же с любой субъективной формой оценки имеется ряд серьезнейших проблем, сводящих всю ее «ценность» к нулю.

  1. Первой, наиболее очевидной, является уникальность восприятия каждого слушателя как таковая. При этом речь идет даже не различии слуховых возможностей (отдельная тема для разговора), а о реакции мозга на различное слуховое раздражение.
  2. Второй проблемой — в продолжение первой — является сложившийся в силу тех или иных обстоятельств слуховой архетип слушателя. Говоря проще, слуховой архетип — это та же самая привычка, в соответствии с которой слушатель оценивает все происходящее. Если слушатель привык, например, к избытку басов (а таких людей очень много), то можете себе представить, какова будет его оценка системы, характеризующейся ровной характеристикой на низких частотах.
  3. Третья заключается в том, что при любых сравнениях должен присутствовать стандарт или эталон. В противном случае все сравнения сводятся к сравнению яблок с огурцами, огурцов с хлебом и так далее ad infinitum. До сегодняшнего дня неизвестна какая-либо стандартная система, со звучанием которой проводилось бы сравнение в субъективистских тестах.
  4. Четвертая проблема состоит в том, что любые сравнения будут корректными только лишь при условии единообразия вспомогательного оборудования и программного материала. Т.е. если сравниваются, например, различные акустические системы, то делаться это должно строго в одном и том же помещении, на одной и той же системе (источник, усилитель). А если сравниваются, например, различные источники, то делаться это должно при неизменности АС и усилительной части. Хорошо известно, что при оценке звучания субъективисты практически никогда не следуют этому правилу — в ход идут самые разные типы АС, предварительных усилителей, усилителей мощности и музыкальных программ в самом разном акустическом окружении (т.е. комнатах, залах). Какие-либо вразумительные оценки в таких условиях просто невозможны. В результате рождается бесчисленное количество мифов об «играющих» и «неиграющих связках».
  5. И, наконец, пятая проблема — в подавляющем большинстве случаев перед прослушиванием слушателю раскрывают все подробности о тестируемом аппарате. Т. е. слушатель составляет свое предвзятое мнение о характеристиках устройства задолго до его прослушивания. Для человека совершенно невозможно избежать влияния предрассудков. Так, например, перспектива прослушивания изделия бренда не известного слушателю, практически всегда вызывает подозрения, приводящие в лучшем случаю к «никакой» оценке. Перспектива прослушивания изделия крупного и, по мнению слушателя, неспециализированного (а, следовательно, принципиально не могущего создать ничего «путного») концерна вроде Pioneer или Technics незамедлительно вызывает реакцию «отторжения». Перспектива же прослушивания изделия финансово недостижимого для слушателя (обычно это «оброщенные» легендами изделия условной категории high-end) рождает в голове слушателя благоговейный трепет и рисует «горизонты роста».

Чтобы субъективные впечатления могли быть хоть как-то использованы в качестве беспристрастной, т. е. научной методики оценки, необходимо наличие достаточно многочисленной группы эрудированных, тренированных людей разного возраста и пола, а не два-три человека. Должна быть укомплектована стандартная, эталонная система (источник, усилитель, АС) выполняющая задачу воспроизведения стандартной аудио-программы, которая должна быть размещена в специально оборудованной комнате для прослушивания. Ни до, ни во время прослушивании слушатели не должны быть информированы о каких бы то ни было параметрах, свойствах или атрибутах тестируемых (прослушиваемых с целью оценки) изделий, равно как и в процессе разных стадий оценивания они не должны знать, слушают ли они стандартную комплектацию системы или же измененную с учетом тестируемого изделия. В России давно существуют рекомендации по проведению так называемого «слепого теста», разработанные отраслевым экспертным центром оценки качества звучания при ВНИИРПА им. А.С. Попова, равно как есть и соответствующие публикации Международной Электротехнической Комиссии, (IЕС268, например).

К сожалению, те субъективные прослушивания, впечатлениями от которых заполнены страницы всех аудиофильских журналов, совершенно, абсолютно бесполезны, поскольку они проводятся без каких-либо правил и являются, по сути своей, самой банальной рекламой. Действительно, нужно очень постараться, чтобы найти в таких журналах даже просто «нейтральный» отзыв, не говоря уже про негативные впечатления. Практически каждый отчет о субъективном прослушивании в том или ином виде излучает позитив, восторг и совет купить. Вам это не кажется странным?

К ужасу субъективистов современные компьютеризованные средства анализа аналоговых и цифровых сигналов позволяют с невероятной точностью, скоростью и надежностью выявлять любые, даже самые минимальные различия в спектральном составе нестационарных звуковых сигналов, прошедших через любой компонент в отдельности или целую систему. Специальные шумоподобные и периодические сигналы позволяют имитировать сколь угодно трудные электрические аналоги любых натуральных звуков. Если искажения какого бы то ни было рода существуют, они неизбежно будут выявлены.

Столь мощный инструментарий совершенно не оставляет места домыслам, заблуждениям, мифам и легендам. Это обстоятельство не по-детски пугает товарищество «золотого уха», для которого объективная оценка чего бы то ни было принципиально неприемлема, поскольку она: а) мешает ощущать себя «избранными» или «причастными к таинству», б) ставит под большое сомнение психическое здоровье «пациента» и в) перекрывает источник обогащения дилетантов от звукотехники. Поэтому единственным способом для «золотоухих» оставаться на плаву является:

  • всяческое гнобление и остракизм объективных методов оценки;
  • представление объективистов посягателями на святое право индивидуальности, которые спят и видят как бы зачесать всех под одну гребенку;
  • объявление объективных методов оценки оторванными от действительности (вам «шашечки» или ехать?!);
  • выставление объективистов в облике нищих, которые из зависти нападают на тех, кто может позволить себе покупать дорогие (а значит самые лучшие — помните?) вещи;

– объявление аудио сферой (кстати, далекой от физики!), в которой полным-полно неизведанного, в особенности такого, что нельзя измерить никакими современными приборами (да и вообще вряд ли когда-нибудь удастся), а потому выход только один — слушать, слушать и еще раз слушать! © Владимир Ильич Аудиленин.

За 15 лет я так и не смог добиться доказательства (или, если хотите, подтверждения) имеющихся феноменальных «способностей» ни от одного субъективиста — все так и осталось на словах или виртуальной бумаге. Субъективисты не идут на демонстрацию своих «способностей» даже за деньги! Я дошел до того, что предлагал за предъявление доказательств способности слышать, например, различие в кабелях до 5000 долларов! Вы думаете, кто-нибудь вызвался?

Как же субъективисты мотивируют свой отказ участвовать в экспериментах? Основной, «козырной» отмазкой является примерно такая: «Мне достаточно того, что я слышу. Доказывать никому ничего не собираюсь». Не менее часто можно услышать: «Я не буду участвовать в тесте, целью которого является «опустить» слышащего». Вам еще не смешно? Тогда продолжим.

Весьма распространенным приемом соскочить служит обвинение в «психологическом давлении» на подопытного, при котором он «перестает слышать». Дескать, тестируемому создаются такие условия, в которых он не может расслабиться и, стало быть, «услышать». Кроме улыбки такие оправдания ничего вызвать не могут, поскольку «невыносимость» условий заключается лишь в том, что тестируемому просто ничего не видно. Тестируемого никто не бьет током, и иголки под угрозой неверного ответа под ногти не засовывает. Все, что от человека требуется — продемонстрировать свои слуховые способности. Не офтальмологические, а именно слуховые. Но, увы… Весьма распространенным «аргументом», призванным, видимо, бить еретиков-объективистов наповал, являются сказки про родственников (особенно хорошо зарекомендовали себя жены-кухарки) и корешей, случайно проходивших мимо комнаты со звуком и оцепеневших от произошедших в результате смены, например, межблочного кабеля, перемен. При этом о смене кабеля они, разумеется, ничего не знали, поскольку вообще не интересуются всеми этими железяками. Просто вот еще вчера они шли мимо с веником и не цепенели, а сегодня прошли и… веник выпал из рук и больно ударил по голове. Попробуй, усомнись после этого, что кабели влияют на звук!

Ох уж эти кабели… Сколько про них уже написано, а сколько еще будет… Честно говоря, тема эта настолько абсурдна и омерзительна, что даже как-то стыдно о ней писать. Однако эпидемический характер распространения «кабельной лихорадки» заставляет меня это сделать хотя бы вкратце.

С кабелями связана, пожалуй, львиная доля мифов и горячечного бреда. Далеко не ходить — направленность кабеля. Человеку, знающему хотя бы школьную программу по физике, понятно, что в силу того, что аудио сигнал представляет собой переменное напряжение, которое вызывает переменный же ток через кабель, никакого направления сигнала быть не может в принципе — оно меняется каждый раз при переходе напряжения через ноль. Медь и все прочие металлы проводят ток одинаково в обоих направлениях. Ан нет, существует негласное субъективное правило, которое гласит, что стоимость кабелей в системе не должна опускаться ниже 10% ее совокупной стоимости. Действительно, если за отдельные компоненты люди платят килобаксы, почему бы не продать провод за пару сотен? Для этого и стараться не надо. Стоимость драгоценных металлов на протяжении 20 века неуклонно падала, а серебро так вообще перестало быть драгметаллом и перешло в разряд конструкционных материалов. Поэтому, казалось бы, трудно сделать кабель намного дороже чисто золотого, но ухитряются! Золото в смысле электропроводности хуже дешевого серебра, которое, в свою очередь, не намного лучше электротехнической меди. Медь высокой очистки — бескислородная — дороже обычной, а по электропроводности почти не отличается, но применяют именно ее и всегда пишут об этом. Правда, и тайцы, и китайцы, и сингапурцы, и прочие узкоглазые из развивающихся стран тоже стали рисовать на своих изделиях стрелки и писать про высокую очистку меди. Прямо-таки богохульство какое-то!

Одним словом, кабельная тема практически без исключения — сплошной коммерческий обман, надувательство и, как следствие, грандиозное поле деятельности для шарлатанов всех мастей. Сколько спекуляций связано с обычными соединительными проводами — не счесть. Опубликовано и продолжают публиковаться множество наукообразных статей, полных неприкрытой рекламы. Кроме вышеописанного бреда, на полном серьезе обсуждаются также «изменения» в звучании при замене материала изоляции кабелей, различной геометрии проводников, «развязке» кабелей от пола и т.п. Наукообразие, которое переполняет подобные статьи, приводит читателя, в лучшем случае имеющего лишь поверхностные знания о предмете, в состояние лингвистического удушья — ну, как же, вот оно, «научное доказательство звучания кабелей»! Вот вам, получите, господа омметрики! На том все и построено — человек, реально владеющий предметом, просто не будет заниматься разбором бесконечных профанаций, а лохи, как им и положено, оцепенеют. На каждый чих не наздравствуешься — в самом деле, не кидаться же разоблачать каждого, кто будет утверждать, что Земля — все-таки плоская и покоится на трех слонах, подводя под это теоретические выкладки, но так и не удосужившись ни разу слетать в космос и посмотреть на слонов со стороны. Людям нужны легенды! ©

Поэтому безмерным бывает удивление «всеслышащего», когда он обнаруживает, что на звучание системы вообще никак не влияет замена межблочного кабеля ценою в сотни долларов на штатный кабель, прилагающийся к китайскому музыкальному центру Pornoslonik.

К сожалению, даже со всем тем туманом, который напущен на кабели, они не стоят и десятой части тех денег, которые за них просят. Если разъемы обеспечивают надежный электрический контакт, а в соседней комнате не проводят электросварку, можно спокойно коммутировать компоненты даже при помощи телефонной «лапши». Основная же стоимость кабелей (даже та самая, что меньше одной десятой) приходится на упаковку, антураж и «боевой раскрас».

Из сайта: real-audio.ru

25 комментариев: О субъективной оценке звучания

  1. Сергей пишет:

    Несколько грубовато, но по сути всё абсолютно верно.

  2. Юрий пишет:

    Надо учиться слушать душой, подсознанием а не ушами. Что бы не попасть под влияние красивой мелодии включите занудную классику, при этом читая что-нибудь интересное. И если, забыв про оценку звучания, вас не посетило желание избавиться от раздражающего звуковое сопровождения, но наоборот, хочется слушать, значит у вас достаточно хорошая аппаратура и не надо ничего менять.

    • Аудиостроитель пишет:

      Читать под музыку – занятие более, чем дурное. Не воспримется ни одно, ни второе.
      А если нравится музыка, а не набор аппаратуры, то слушать её можно практически на чём угодно. Речь естественно не идёт про откровенно убогие изделия, а они встречаются.

      • Иван пишет:

        “…если нравится музыка, а не набор аппаратуры, то слушать её можно практически на чём угодно…”
        Я не понимаю, что меня может заставить слушать музыку, которая мне не нравится? Но слушать ее на чем угодно я просто физически не смогу. Меня корежит от “любого” звучания. И в то же время музыку обожаю и слушаю ее многие часы делая одновременно какие-нибудь рутинные процессы – удобно напаивать элементы на платы. Сын у меня программы пишет одновременно слушая музыку.

    • Иван пишет:

      “…включите занудную классику…”
      Именно в “занудной” классике инструменты звучат наиболее реалистично. Поэтому тот, кто не слушает классику, понятия не имеет как звучит его аппарат. Не с чем сравнивать.

  3. Аудиостроитель пишет:

    Вопль обиженного на капиталистов совка, который в своей ничтожной жизни не достиг ничего.

    • Александр пишет:

      Тогда всё было пропитано коммунистической пропагандой… сейчас, собственно тоже, только пропаганда другая. В общем и целом статья о лжи, но всем и так понятны цели описанного вранья

      • А.Б. пишет:

        Дело не только во лжи. Взять тот же хаенд. Были люди, основатели движения, уделившие внимание именно звучанию без оглядки на важные цифры, добившиеся достойного звучания с убедительным результатом. И тут же вокруг этого явления слетелись ушлые торгаши , насочинявшие сказок про волшебные детальки, проводочки и контактики. и создали индустрию надувательства. В которой найти нормально звучащее и не по цене особняка устройство невероятно сложно, особенно если сам покупатель подвержен чужому внушению. Впарят что угодно, вплоть до подставок под кабели .
        А потом всю оставшуюся жизнь будешь кабели менять , добавляющие или убавляющие бас, верхушки, расширяющие стереобазу и прочая ахинея.
        Вывод несложный: учиться слушать, учиться прислушиваться к своим ощущениям, не поддаваясь коллективному психозу, когда один что-то выслушал, остальные кивают, чтобы не показаться глухарями. Не нравится- уходи , не встревая в споры.

        • Игорь пишет:

          Когда на заводе им Калинина делали акустику 25 АСЭ-101 при измерениях получили большие не линейные искажения, причина-гальваническое покрытие клемм для подключения провода от усилителя, пришлось долго подбирать “правильное” покрытие, и коллективный психоз тут не причём, на звук многое влияет.

          • А.Б. пишет:

            Очень верное уточнение. В клеммах с покрытием драгметами ток идет через бутерброд медь (или латунь)- никель, драгмет. Или медь-никель-хром. Никто не золотит медь сразу, без промежуточного покрытия, отсюда стремление уйти от всякого покрытия в сторону чисто медных акустических клемм. Которые хоть и темнеют со временем, зато контакт обеспечивают нормальный.

            Те же непонятные искажения сигнала на выходе усилителя были от контактов реле , защиты акустики . Нашли замену, проблема ушла.

            • Игорь пишет:

              Только усилители в ВНИИРПА были не бытовые, а искажения вполне понятные, всё измерялось и прослушивалось, был объективный и субъективный контроль, и слепой тест за занавеской.

              • А.Б. пишет:

                Когда лепесток для мощного диода, луженый химпокрытием, не поддается пайке даже с флюсом, неудивительно, что колоночная клемма не проводит тока или проводит как диод.

        • Иван пишет:

          “…Не нравится- уходи , не встревая в споры.”
          Браво!
          Со всем суждением целиком согласен. Я как услышал впервые у музыкантов звучание Регентов на самопальную акустику из пар 4А32, так и остался с этим звучанием в своем сознании. Меня никто ни в чем не убеждал. Я просто попросил послушать и молча ушел со своими впечатлениями.

          • Глеб пишет:

            Ну если 4А32 считается “эталоном” то говорить тут неочем, у меня знакомый в конце 60х за одну ночь скопировал схему Регента, перевел её на ГУ 50 и на продажу для музыкантов собирал усилители, так звучали они лучше оригинала.

  4. Влад пишет:

    Что бы на слух оценить качество усилителя по моему надо послушать его на минимальной громкости в тихом помещении, и еще на музыкальной громкости, сразу заметны такие косяки как низкие токи покоя или недостаточные емкости в фильтрах блока питания. И обязательно источник виниловый, потому что на плохом усилителе щелчки очень сильно усиливаются изза глубокой ООС

  5. А.Б. пишет:

    Ну вот. четыре отклика на одну статью и все абсолютно разные , от минуса до плюса. Что в очередной раз показывает сложность и неоднозначность темы. Автор в чем-то прав, а где-то его заносит в обывательщину , читать уже нинтересно.

    • Иван пишет:

      “…Автор в чем-то прав…”
      Автор прав даже в том, в чем он не прав. Вы берете линейку и производите измерение длины какого то отрезка. В этом процессе присутствует субъективизм? Да! Вы вполне можете произвести неточное измерение. Вы производите оценку качества изображения. А с чем вы сравниваете? Где та условная линейка? То же и со звуком. Беда не в субъективизме, а в отсутствии инструмента для сравнения. Поэтому сравнение происходит дорогого изделия с более дешевым. И если разница заметна, то ее и подчеркивают как фактор преимущества.

  6. Юрий Робертович пишет:

    Очередная байка менеджЁров, всё.

    • Аудиостроитель пишет:

      Это не байка менеджеров, а байка про менеджеров. Если человек самодостаточен, то никакой менеджер ничего ему не впарит. Но большинство людей ХОТЯТ, чтобы им впаривали. Это снимает с них ответственность выбора. В первую очередь, пред самим собой.
      “Ну вот. четыре отклика на одну статью и все абсолютно разные , от минуса до плюса. Что в очередной раз показывает сложность и неоднозначность темы.” (с)
      Как по мне, музыка – вещь достаточно элитарная. Как с точки зрения её создания, так и с точки зрения её восприятия. Поэтому, она не может быть массовой культурой. Попытки сделать её массовой привели к тому, что её уже и не пишут (чтобы можно было слушать без содрогания) и не создают устройств воспроизведения ( чтобы можно было слушать без содрогания).

      P.S. На работе меня вполне удовлетворяет звучание дешёвого китайского радиоприёмника с МР3 плеером. И купил я его в том числе по отзывам пользователей. Покупка оказалась удачной, и практически все, кто заходит в кабинет, спрашивают что это играет. И удивляются, узнав.
      Так что счастливые исключения бывают.

      • А.Б. пишет:

        На начальной стадии поиска звука народ читает мурзилки и считает количество звездочек в тестах всякой аппаратуры. Потом ходит по салонам и слушает рассказы продавцов-консультантов с упором на влияние дорогих кабелей и важности настоящих источников звука. Потом что-то покупает и гадает, почему дома звук сильно не такой, как в том салоне. И ходить по этому кругу можно сколько угодно, если не…….А что, собственно, не…? Не – у каждого своё. Есть и такое, когда самоделка за пятак нахлобучивает по самы ухи дорогущую домашку за миллионы. И винить некого, сам дурак.

        • Аудиостроитель пишет:

          ИМХО. Проблема состоит в том, что искать не с того начинают. Начинать нужно не с того, что купить, а с того, чтобы слушать. Нужно изначально понять, что ты именно хочешь слушать (слушать в принципе), а потом, понять что именно ты хочешь слушать (имеется ввиду музыкальный материал).
          К сожалению, сейчас очень мало где можно сходить в концерт и послушать. Я ещё и брынчать на двух инструментах научился по молодости.
          Няма таго, што раньш было.
          Понимание придёт позже. Или не придёт.

          • А.Б. пишет:

            Согласен с каждым словом. Все именно так. А впереди всего- музыку нужно обожать, а не дорогую красивую звучащую мебель.

          • Иван пишет:

            “…Нужно изначально понять, что ты именно хочешь слушать…”
            Чтобы это понять нужно вначале услышать. Что слышат, то и хотят слушать. В большинстве своем народ подвержен стадному влиянию. Всем нравится, значит и мне тоже. А когда выходишь за рамки, то не нравиться может совсем иное. Поэтому хорошей музыкой наслаждаются тихо и в одиночку.

            • Аудиостроитель пишет:

              Написано было изначально про другое.
              А при “стадном” подходе о каком выборе может идти речь? Тут ни слепые прослушивания не помогут ни глухие.
              Слушать музыку нужно не тихо или громко. Слушать нужно так, как задумано автором. Бесполезно тихо слушать вопли Планта или запилы Блэкмора, равно как бесполезно слушать ноктюрны Шопена с оглушительным рёвом. Не торкнет.
              Переходя к выбору идеальным было бы сходить в те самые музыкальные салоны и послушать, что предлагается. Если есть возможность. При этом совершенно не обязательно с благоговением внимать советам менеджера или статье из журнала. Но очень желательно к этому моменту понимать, что дома всё может статься совершенно иначе.
              А информацию можно принять к сведению.

              P.S. Тема очень индивидуальна и субъективна, но и без какого-либо мнения со стороны вникнуть будет сложно.

            • Аудиостроитель пишет:

              В стаде речь о выборе не идёт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.